организатор: герман преображенский и ГЦСИ-РОСИЗО
Окна Независимых
Серия парных выставок молодых томских художников, проходивших с февраля по июнь 2017 в Томске
В первой половине 2017 года сначала в помещении томского ГЦСИ-РОСИЗО, а затем в пространстве «Высоко» были проведены четыре парные выставки томских молодых художников: Юлии Шашковой и Анатолия Долженко, Ольги Ботевой и Анастасии Блиновой, Дарьи Белкиной и Дианы Мартыновой, Адоная Кафа и Стаса Симонова. Проект «Окна Независимых» продолжил выставочную практику «Пространства Независимых» в рамках программы ГЦСИ-РОСИЗО «Молодость Сибири (Родом из Сибири)» под кураторством Германа Преображенского.
Окно #1
Юлия Шашкова и Анатолий Долженко
22 февраля – 05 марта 2017
О выставке: Юлию и Анатолия в полной мере можно отнести к представителям молодежной городской культуры. Они — завсегдатаи модных мероприятий в сфере современного искусства, участники фестивалей молодежной культуры. Продвинутому томскому зрителю известны, прежде всего, их перформативные работы в составе коллектива «ТриП». В настоящем проекте, наши участники выступают в несколько неожиданном амплуа: Юлия в качестве художника изобразительного плана, Анатолий — в качестве городского фотографа. Но и здесь им удается продемонстрировать тонкий вкус, остроту сопоставлений, умение создавать атмосферу и презентировать взгляды своего поколения.

здесь и далее тексты Германа Преображенского
Работы Юлии Шашковой:
Средовое искусство, значимое само по себе, внимание к деталям как собственная практика искусства, такая редкая в томской художественной среде ненавязчивость, лёгкость — все эти «мелочи человеческой чувствительности» расставлены как тонкие ловушки на пути эстетического интереса. Они образуют некую полосу препятствий, за кристаллической решеткой которой зритель не сразу распознает прямоту показа. Однако, эта выставка лишь в меньшей степени ребус, который вам предстоит разгадать. Можно сказать, что на 80% представленная публике экспозиция — это мир интимный, сказочный, атмосферный. Здесь простые месседжи дополняют незатейливые изображения, но при этом яркая гамма цветов ничего не силится украшать, ничего не делает, совершая лишь легкое прикосновение. И мир преображается. Здесь пачка фломастеров уже искусство, коробок спичек, пакет, измятая упаковка шоколада как напоминание о вкусе. Искусство, мимолетное как запах — такое же сильное, окутывающее и легкое.
Работы Анатолия Долженко:
На этот раз фотография выступает как ключ к живописи. Зачем фотограф вглядывается и фиксирует неприглядные городские ландшафты? Мир мусорных вещей, мир повседневных строчных предметностей, на которых обычно не задерживается взгляд. Дело в том, что этот мир ускользает, он неуловим, как неуловима большая часть того, что мы ощущаем, переживаем, но не фиксируем, так или иначе проходя сквозь потоки мира. Авторское око не всегда вызвано в мир, чтобы создавать экстремальные чувственные события. Не менее сложным делом оказывается для фотографа ухватить мир за бороду, ведь мир-то как раз и ускользает. Бывает, что я с интересом вчитываюсь в главу новой захватывающей книги, но меня интересует не сюжет, «не интрига пленяет меня». Главнейшей чертой средового искусства становится само явление мира, творческое размыкание повседневности, но при этом не в погоне за новой утопией, а во внимании к ставшему, обновленному искусством, — чистому срезу заплесневевшей зелени, обломку чувственности, сразу же создающему настроение. Задерживая взгляд, мы откладываем идентификацию, прокрастинация взгляда рождает вакантность. Только нам решать, когда навести резкость, расслабить подпруги реального, ведь мир очень шаток, он почти не задерживается… эти вещи почти не существуют, они не обладают полнотой бытия, не вполне истинны и не вполне обретены нами. Они просто встречаются. Где-то там.
Окно #2
Ольга Ботева и Анастасия Блинова
19 марта – 2 апреля 2017
О выставке: В данном случае мы берем очевидное противопоставление: с одной стороны яркая психоделическая живопись Ольги Ботевой — обилие ярких красок, сюжеты пережитых высоких состояний, смелые метафоры, размышления над путешествиями и выбором пути. С другой, трагичные, парадоксальные, изломанные графики Анастасии Блиновой — здесь, напротив, мелкий формат, лаконичность и обреченность, как бы опустошенность образа, экзистенциальная запутанность и сбитость мелких калейдоскопичных образов, всегда остающихся маргиналиями. Оппозитное расположение в пространстве экспозиции само наталкивает на явные ассоциации.
Работы Ольги Ботевой:
Работы Анастасии Блиновой:
Проблема, которую ставит вторая выставка Независимых, состоит в том, что мы не можем ни в форме указания на обреченность поиска, ни в форме гармонизирующей интроспекции указать на задачу, которая стоит сегодня перед молодым искусством. Не можем, поскольку на объект изображения мы уже не можем посмотреть прямо, наш объект — это всегда объект ускользающий, объект молодого искусства не пригоден для прямого экспонирования. Мы всегда (как говорили неоплатоники) будем говорит «вокруг», примыкать и находиться в зоне «намека» на искусство. Но актуальная ситуация в искусстве, требующая «высказывания» и «месседжа» не позволяет нам сформировать главное, что должно быть на сегодняшней экспозиции молодого искусства — зоны опустошенности, разрывы. Экспонироваться по необходимости должны не столько выставленные произведения, и, в равной мере, не контекстуальные высказывания; но пустотные зоны, разрывы, неприметности и серые области разной степени проявленности. В этой связи, метафора «окон» как временных разрывов и как разрывов перцептивных очень удачно сопрягается с задачами молодого искусства. Как они видятся здесь в провинции.
Окно #3
Диана Мартынова и Даша Белкина
23 апреля – 7 мая 2017
О выставке: Монотонность и сериация — два ключа к пониманию происходящего на парной выставке «Окно #3» томских художниц Даши Белкиной и Дианы Мартыновой. Работы Даши, представленные на выставке, это черно-белая графика, изображения деревьев, домов, изображения литосферных срезов уподобляются рисункам линий на ладони. Облака переворачиваются и становятся горизонтом, скаты городских крыш отражаются словно в карточном фокусе. Уподобления и трансформации здесь возможно уловить только исходя из базовой операции очистки: когда на листе нет никаких нюансов, кроме черного; нет полутонов, есть только чистая пластика глубочайшего черного и просветы, паузы дикой белизны. Черно-белая графика честнее, поскольку дает вычистить форму и формы — это с одной стороны; а с другой, позволяет обыгрывать соотношения фона/фигуры не для достижения объема, а играют чисто плоскостные эффекты. За счет выбранной монотонности достигается эффект новизны банальных изображений, они выглядят свежо, и на этом очищенном поле художница позволяет себе иронические пассажи, играя с размерами и привычными соотношениями домов/деревьев/фигур, доводя их до уровня пиктограмм, по сути дела соотнося уже знаки реальности, а не ее изображения. Таким образом, Даша работает на самой границе абстракции, работает не умозрительно, через контекст, а пластически, очищая и противопоставляя живописные объемы.
Работы Даши Белкиной:
В работах Дианы наиболее интересны, на мой взгляд, представленные офорты, на которых всего одна деталь — окно питерской квартиры, типичный образец городского пейзажа. Но из-за особенностей «неудачной» затравки изображения вылезает неестественный цвет, каждый офорт имеет непривычный кислотный оттенок: желтоватый, красноватый, зеленоватый. Один кадр, серийное изображение — технология печати офорта здесь становится приемом в самом изображении; не подставляется для взгляда как удобный «естественный ракурс и цвет», а начинает играть с самим взглядом. Здесь серийность выявляет отклонения. Пульсация взгляда между удерживанием общего и вглядыванием в особенное вот предлагаемая игра. Часто отклонения стирают сам основной имидж, и при их неконтролируемом разрастании сохранить стабильность уже не представляется возможным.

На грани этого соскальзывания работает «неудачная» серия Дианы. Немного о самой неудаче. Здесь задействован вещный момент производства. Когда мы просто даем случившемуся эффекту в печати предстать в виде самостоятельного изобразительного средства. На первое место выступает сам материал, кислотность затравки становится «кислотностью» самих изображений.
Работы Дианы Мартыновой:
И в той, и в другой серии дело не в экспрессии, а в сдержанности. Работа происходит при достижении добровольного ограничения художником своих изобразительных средств, если хотите, ограничением своего авторского эго — эти ограничения очень нужны молодому художнику, поскольку позволяют ему разглядеть собственные приемы отстраненно, зафиксировать их и позволяют двигаться дальше. Аскетизм изображаемого дает проступить материалу, художник вступает в противоречивые отношения с материальностью образа, отступает на шаг и позволяет материальности царствовать и играть.

С эстетической стороны — стороны зрительского взгляда — такого рода приемы облегчают смотрение, не нагружают образ, и, в то же время, позволяют взгляду не зацикливаться на проторенных траекториях восприятия, дают сконцентрироваться не на фигуративности, а на вариативности.
23 апреля 2017 на открытии выставки «Окно #3» был реализован перформанс «Простые вещи нового искусства». Звук прорабатывали музыканты Влад Ридош и Митя Главанаков. На поверхности стола располагались различные бытовые предметы. Камера, подсоединенная к проектору, снимала крупный план, в котором пальцы перформера передвигали эти вещи, вводя их одну за другой в композицию, и позволяя им взаимодействовать. Увеличительное стекло видоизменяло вещи до неузнаваемости, иногда так, что зрители вовсе теряли их из виду. В качестве перформеров выступали Аксинья Сарычева и Герман Преображенский.
Окна #4
Адонай Каф и Стас Симонов
20 мая – 1 июня 2017
Из анонса выставки: Работы Стаса (творческий псевдоним CW2E) — продукт развития серии граффити, с которыми он дебютировал на Street Vision в 2013 году. В настоящей экспозиции представлены работы CW2E, выполненные на листах древесных плит. Выполнены они все теми же баллонами для граффити, но уже в усложненной технике, с добавлением масляных и акриловых красок, штрихами маркера и др. Тематика работ — современные боги сети и виртуальных вселенных. От персонажей игровой вселенной Overwatch и анимэ вселенной Bleach до фантазийных образцов героев, открывающих собственные возможные миры. Образы фантазийные, яркие, многослойные, образующие множественные альтер-эго автора. Работы художника пользуются большой популярностью в интернет комьюнити по соответствующим разделам игровых миров, но интересны не только в этих узких тематических рамках.
Работы Стаса Симонова:
Работы Адоная уже выставлялись в ГЦСИ Томска, в июне прошлого года он дебютировал для томского зрителя со своей экспозицией «Плоть и ничто». Серия снимков и коллажей демонстрирует виртуализацию телесности и разнообразные модификации идентичности, связанные антропными образами в современных медиа. В формате выставки Окно #4 Адонай представил новую графическую серию «Грибница» и ряд мультимедийных объектов.
Работы Адоная Кафа:
«Грибница» примечательна тем, что вместо собственно самих работ Адоная, образы которых были визуализированы в афише, в рамах были представлены ризоматические qr коды, действительно напоминающие грибной лабиринт. Смотрелось все это довольно свежо и аскетично. Конечно, предполагалось, что зритель сможет при желании использовать смартфон и, раскрыв грибной образ подобно упаковке, двинуться в сторону собственно самого изображения, но на самом деле от такой мысли сразу хотелось отказаться в пользу недоступности картин.
На открытии выставки был также показан перформанс «Плоть / Ничто» в исполнении Германа Преображенского и Мити Главанакова (идея перформанса: Адонай Каф).
Перформанс на закрытии выставки:
Материалы предоставлены Германом Преображенским.

Изнутри: взгляд культуролога на выставку Окно #3
Лейтмотив серии — архетипический образ дерева. В культуре разных народов мира обнаруживается этот образ: античные мифы сохранили память о похищении Гераклом золотых яблок из сада Гесперид; согласно библейскому мифу, история грехопадения человечества началась с того, что Ева отведала яблоко с Древа познания Добра и Зла. Все эти сюжеты связаны с обретением новой идентичности. Для художницы дерево также центральный элемент композиции, стержень, определяющий ее идентичность как автора: дерево обвивает своими голыми ветвями планету Сатурн, имеет множество глаз, соседствует с другим архетипическим образом — домом, выступающим внутренним пространством человека. Древо здесь — это древо жизни.

Анастасия Куклина на kislorodmag

«Окна независимых»: полярность, дуализм, контраст
Ощущение пустоты в минимализме, в большом количестве чистого черного или чистого белого цветов. Пожалуй, черно-белую графику тушью, да еще и под названием «Пустота» можно было бы назвать депрессивной или даже готской, но пустота Белкиной немного другая. Она нисколько не пугающая, не провоцирующая на негатив. Пустота в этих работах просто заявляет о своем присутствии. В работах часто появляются образы светил, луны или солнца, которые, не излучая свет, как будто просто наблюдают за пространством работы и за смотрящим тоже. Как будто на вас не испытующе, а спокойно и равнодушно смотрит глаз пустоты.

Алена Алькова и Татьяна Кандинская на kislorodmag

Глянец, мясо, QR-коды: выставка Окно #4
Нельзя просто присесть и подождать пока какой-то художник выдаст тебе порцию прекрасного, и ты счастливый пойдешь домой. На этой выставке так не получится. Художнику от зрителя нужно что-то получить. Хотя бы чтобы он чувствовал себя некомфортно, ерзал на стуле, отворачивался и уходил. Цифровое искусство на этой выставке о том же: пришел с телефоном, так будь добр подносить его к каждой работе, переходить по ссылке и застревать в «Грибнице».

Татьяна Кандинская на kislorodmag
This site was made on Tilda — a website builder that helps to create a website without any code
Create a website